May 31st, 2008

black

Непал: Морковка, сосиски и тибетские мантры

Темнота. Тишина. Только чувства и ощущения. Чуткие пальцы касаются моего плоского невыразительного лица. Мнут подбородок, щеки, очерчивают скулы, прощупывают морщины на лбу, вдавливают глазные впадины. Я поддаюсь с безразличием, хотя, отзываясь на прикосновения, выражение лица все время меняется.

Постепенно пальцы, что трогают меня, касаются все нежнее, все тише. Гримасы перестают сменять одна другую, и лицо становится единственно верным. Губы застывают в странной полуулыбке. Что-то трогает мои глаза, и вот я начинаю видеть. Могу улавливать сразу суть вещей, потому что никогда не смотрю в упор, взгляд устремлен чуть в сторону. Мое существование началось не с младенчества, но со зрелости.

Таким было рождение. Но сейчас лицо мое идет на ущерб и приближается к старости… Мой удел – одиночество, потому что хоть и создали меня из глины, но ребер не дали. И только иногда меня достают из темного ящика, где лежу в окружении странных, отживших свой век вещей, и тогда я смотрю на свет.

Collapse )